Медвежьи няньки


Коми народная сказка

У  одной медведицы было трое медвежат. Трудно приходилось ей с малыми. То один, то другой медвежонок заревет, то Мишенька - меньшой заплачет. Так три дня прошло, а на четвертый говорит медведица медведю:

— Ой, лесной человек, коли не достанешь трёх нянек, я от тебя на девятое болото сбегу!

Испугался медведь. Созвал зверей и птиц, принялся советоваться с ними, где найти нянек для медвежат. Не знали звери и птицы, только ведала одна лиса, где нянек найти. Говорит лиса:

— В лесной избушке живет охотник. У него есть три дочери. Младшая — стряпуха, такой сур изготовляет, только выпьешь глоток — захмелеешь.

— Ну, что ж, девушка подходит в няньки!— заревел медведь.

А лиса продолжала:

— Средняя сестра хорошо поет. Только прясть начнет, только песню заведет, даже вьюга перестанет выть.

— Ну, что ж, и средняя нам подходит,— зарычал медведь.

Лиса продолжала:

— Старшая сестра — умница, кого хочешь уму-разуму научит!

— И эта нам подходит!— заревел медведь.

Пошел медведь в чащу. Там под старым мухомором жила Ёма-баба. Как узнала в чем дело, так подарила медведю лукошко, веретенце, шелковый клубок и сказала:

— Эти вещи не простые, а волшебные, они помогут заманить девушек в берлогу.

А три сестры ни о чем и знать не знали. На заре собралась младшая в лес по ягоды. Говорит ей старшая:

— Не ходи, сестрица, сегодня совы в лесу радовались, кричали, волки выли, знать, Ёма какую-то беду добрым людям готовит.

Не послушалась младшая, пошла в лес. Вдруг увидела: по земле лукошко катится. Догоняет девушка волшебное лукошко, а догнать не может. Ведь Ёма-баба сделала его. Вдруг лукошко прыгнуло под корни корявой сосны. Девушка за ним, и очутилась в медвежьей берлоге. Стала она медвежьей нянькой.

Старшая всю ночь не спала, о младшей сестре беспокоилась. А на другое утро собралась в лес средняя сестра. Говорит ей старшая:

— Останься дома, сестрица! Младшая заблудилась, и ты можешь заблудиться. Сегодня совы кричали, медведи ревели, волки выли, а Ёма плясала на лугу. Не ходи, посиди в избе.

А средняя в ответ:

— Очень надо мне в душной избе сидеть, лучше стану прясть у лесного ручья, вместе с птицами петь.

И ушла. Вдруг увидела — катится веретенце. Побежала за веретенцем девушка, догоняет его, да никак не догонит.

Оно полетело под корни корявой сосны. Девушка прыгнула за ним и очутилась в берлоге.

Вот и стала медвежьей нянькой. Собралась медведица на охоту, наказывает девушкам:

— Смотрите за моими медвежатами. Ты, средняя, ребят песней убаюкай, без дела не сиди, в избе прибери, ты, младшая, обед приготовь.

Медведица ушла, а средняя сестра принялась в люльках укачивать медвежат.

А в это время младшая пошла в чулан, где хранились сушеная малина, съедобные корни, дикий мед. Принялась готовить обед.

Медвежата заснули. Средняя вышла сени подметать. Запела песню, а сестра подхватила.

Подметает средняя сестра сени, готовит младшая обед, обе горючими слезами заливаются и горькую песню поют.

Бежал мимо берлоги баран. Услыхал жалобную песню, понял, что девушки плачут, и заблеял у порога.

Младшая сестрица не могла от печки отлучиться, а средняя выбежала из берлоги и рассказала барану, что с ней приключилось. Баран выслушал девушку и сказал ей:

— Садись на меня верхом, и я отвезу тебя домой. Села она верхом на барана, и он побежал по лесу. Вон и опушка виднеется, а в это время медведь с медведицей с охоты возвращались. Увидали они девушку верхом на баране. Погнались за ними. Кинулся бежать баран что есть мочи. Свалилась девушка на траву. Притащила ее медведица в берлогу. Два дня била-колотила, на третий опять работать заставила.

Вот опять собрались медведи на охоту и привязали среднюю сестру к люльке заколдованной веревкой. Ту веревку сама Ёма-баба вила. А младшей сестре медведица наказала:

— Не вздумай бежать. Твою сестру догнала и тебя догоню. Отведаешь и ты медвежьей лапы.

Вот ушли медведь с медведицей. Младшая сестра пол подмела, принялась обед готовить, а средняя медвежат качает и поет вместе с сестрой свою жалобную песню, поёт, слезами обливается. Бежал мимо бойкий бычок, услыхал песню и заглянул в берлогу. Вышла к нему стряпуха и рассказала, какая с ней и певуньей беда приключилась и как баран ее сестру спасал да не спас. А бычок замычал в ответ:

Я бычок, я бычок,
Просмоленный бочок,
Затопчу зверей ногами,
На меня садись верхом,
Отнесу тебя в твой дом.

Средняя сестра и говорит:

— А и правда, поезжай, сестрица, будешь на воле, приведешь сюда охотников, и я счастье увижу.

Вскочила младшая верхом на бычка, и полетел он по лесу. Вот вдали завиднелся родной дом. А в это время показались медведь с медведицей. Хотел бычок их рогами забодать, да промахнулся, угодил в старую березу, застрял. Рявкнула медведица и потащила младшую сестру домой. Два дня ее била-колотила, а на третий работать заставила. Больше медведи из берлоги вдвоем не отлучались. А старшая сестра дома с отцом оставалась и очень жалела сестер. Медведям страсть как хотелось заманить в берлогу третью няньку, чтоб научила она медвежат уму-разуму. Разные приманки брал медведь у Ёмы-бабы и бросал их старшей под ноги, да она на эти приманки не попадалась.

Услыхала старшая сестра, как жалобно мычит бычок - смоляной бочок, пошла в лес, помогла ему освободиться. Бычок рассказал ей, где ее сестры. Девушка просит отца:

— Пойду, батюшка, выручать сестер. Ты обо мне не беспокойся. Человек перехитрит и зверя, и птицу.

Отец отпустил девушку. Она побежала, влезла в медвежью берлогу и говорит медведю с медведицей:

— Здравствуйте, хозяева. Я без сестер соскучилась, к вам по доброй воле пришла. Научу вас уму-разуму.

Медведица усадила старшую за стол, принялась потчевать. А девушка велела сестрам ни в чем медведям не перечить, Не нарадуются медведь с медведицей! Средняя теперь без устали песни поет, медвежат качает, младшая варит сур, ягоды с медом растирает, а старшая обучает медвежат лесным наукам и сестрам шепчет:

— Не горюйте, человек перехитрит и зверя, и птицу. Глядит медведица на трех нянек, не знает, чем их отблагодарить.

— Нам ничего не надо,— говорит ей старшая.— А вот отцу нашему пусть медведь отнесет три сундука с подарками.

Согласились медведи. Сделали сундук. А старшая туда младшую сестру посадила, заперла сундук и сказала медведю:

— Смотри, не заглядывай внутрь, у меня глаза зоркие, я далеко вижу.

Потащил медведь сундук. Ох, и тяжелый. Только внутрь хотел заглянуть, а девушка говорит из сундука:

— Все вижу синими, все вижу зоркими, все вижу большими глазами.

Испугался медведь, дотащил сундук, за другим побежал. Взвалил сундук на плечи. Ой, до чего тяжелый! Только хотел медведь заглянуть в сундук, как средняя закричала:

— Все вижу синими, все вижу зоркими, все вижу большими глазами.

Испугался медведь, дотащил и второй сундук, бросил па пороге избушки, домой вернулся. А в это время старшая сплела для медведицы пояс. Надела медведица пояс, пошла поглядеться в реку. Медвежат старшая по ягоды послала. А сама взяла три ступы, одела их в расшитые рубашки и алые сарафаны, брови им навела, щеки нарумянила, глаза нарисовала. Поставила ступы на скамейку.

А потом старшая сама в сундук залезла. Вот медведь вернулся. Устал, отдохнуть хотел, а девушка из сундука говорит:

— Мы, няньки медвежьи, в шесть глаз за тобой глядим. Неси сундук, не то не станем нянчить твоих медвежат.

Потащил медведь сундукЗакряхтел медведь, взвалил сундук, донес до избы, а сам в берлогу вернулся. Следом медведица пришла, и медвежата прибежали:

— Эй, няньки, давайте есть!

А ступы молчат. Рассердился медведь, толкнул одну ступу. Покачнулась она да как стукнет медведя по носу. У того искры из глаз посыпались. Заревела медведица:

— Эй, нянька, песни пой!

А нянька молчит.

Обиделась медведица, толкнула ступу, а ступа качнулась, да как хватит медведицу по лбу — у той шишка вскочила.

Бросились медвежата к третьей ступе:

— Эй, нянька, научи нас уму-разуму, чтобы мы умней тебя стали и твоих сестер наказали.

Но и эта ни слова. Разозлились медвежата, стали толкать ступу, а ступа упала и чуть не придавила медвежат.


Сур — пиво.

« Previous Content Next »

Study with Maxim Achkasov

Study

The courses of Russian as a foreign language with Russian4real take place online via Skype. The teacher works with adults individually since he is convinced that each person must receive maximum time for practice and professional attention while learning a foreign language.